Ablyazov.org: Как «зажгли» адвокаты в Лионе
© mukhtarablyazov.org 08.10.2014

«Мухтар выглядит собранным и очень мощно защищается, очень хорошо формулирует свои аргументы, но похудел и очень уставший…» — рассказывает Евгений Жовтис, побывавший наблюдателем на последнем заседании суда в Лионе. 

На прошлой неделе суд французского Лиона рассмотрел запрос Украины на экстрадицию известного казахстанского политика и бизнесмена Мухтара Аблязова. Заседание, как стало ясно из публикаций в разных СМИ, принесло сюрпризы обеим сторонам процесса. Мы же попросили рассказать о нем очевидцев — тех, кто видел все своими глазами.

Напомним нашим читателям, что во Франции сейчас рассматривается два запроса об экстрадиции бывшего главы БТА банка. Один от России, второй от Украины. Понятно, что за обоими стоят казахстанские власти: понимая, что Казахстану Франция Аблязова точно не отдаст, в Акорде решили действовать чужими руками.

На прошлой неделе должны были рассматриваться оба запроса, но заседание неожиданно для всех затянулось, и рассмотрели в итоге только украинский. О том, как это происходило, нам рассказали казахстанский правозащитник Евгений ЖОВТИС и российский адвокат Марк ФЕЙГИН.

«Аблязов мощно выступал»

Евгений Жовтис приехал в Лион из Варшавы, где в эти дни проходило ежегодное Совещание по человеческому измерению БДИЧ ОБСЕ. Интервью нам он дал по телефону — очень эмоционально, так как находился под большим впечатлением. Причем не только от самого суда, но и от, так сказать, сопутствующих ему моментов. Наручники, в которые был закован Аблязов, и вертолеты, сопровождавшие машину, в которой его привезли, произвели на него «угнетающее впечатление».

— Евгений Александрович, расскажите, как это выглядело.

— Его привезли на машине с невероятным сопровождением: мигалки, огромное количество вооруженных до зубов полицейских, в том числе два вертолета, которые прикрывали сверху машину, на которой его везли. И все время в зале возле него присутствовали три человека. Знаете, я даже про себя их назвал ассасины: в масках, лицо закрыто — только глаза видны, вооружены до зубов — с автоматами короткоствольными и пистолетами с какими-то мигающими фиговинами. Честно говоря, впечатляет сильно.

— Интересно, это его охраняли от кого-то или кого-то от него?

— Этот вопрос как раз затрагивался в ходе слушаний. Прокурор объяснил весь этот антураж тем, что принимаются меры по его защите в связи с сообщениями о возможных покушениях. Аблязов в ответ на комментарий прокурора сказал, что не понимает, кого защищают, потому что у него такое ощущение, что защищают других от него. И кстати, по словам Аблязова, когда его везут в машине, его приковывают к сидению.

Но что касается бойцовых качеств, с этим все нормально. Я его не видел с 2009 года или раньше, когда он уехал, то есть я его не видел очень давно, поэтому могу судить только по первому впечатлению. Он выглядит собранным и очень мощно защищается, очень хорошо формулирует свои аргументы. У него и адвокаты очень сильные, но он, опять же на мой взгляд, похудел и выглядит очень уставшим.

— А как вы оцениваете само судебное заседание?

— Я первый раз был во французском суде в качестве наблюдателя. Мне было интересно чисто профессионально. Я вообще в первый раз видел, что в суде такая свободная атмосфера. Люди в зал входят и тихонечко выходят. Адвокаты встают с места и идут что-нибудь сказать своему клиенту или говорят друг с другом. Они уходят проконсультироваться и приходят. А суд идет и не обращает на это внимания.

Там находится судебный пристав, который тоже на это не обращает внимания, он внимательно смотрит, чтобы не шумели и не мешали суду, но при этом ни к кому не цепляется. То есть уходите в туалет и приходите, никто вам не закрывает двери.

Именно в день нашего заседания в самом здании было непривычно большое, по оценкам местных представителей, количество людей с оружием, то есть спецслужб и специальных отрядов. Но при этом они никому не мешали, двери не перекрывали, и мы заходили и выходили спокойно. Я поразился, что никто никому не делал замечаний; ну просто либеральная атмосфера, которую себе даже трудно представить.

Сам суд со стороны выглядел так: сидят четыре судьи и два прокурора. Это все находится по кругу. Адвокаты, представляющие Аблязова, с одной стороны, а адвокаты со стороны Украины — с другой. Что меня удивило: за адвокатами, которые вроде бы представляют Украину, сидели представители посольств и прокурор из России, как бы демонстрируя этакое слияние в экстазе, что выглядело достаточно забавно и подтверждало некие подозрения.

Еще очень важно: все происходило достаточно эмоционально. Адвокаты встают, и судья моментально реагирует — дает слово, позволяет говорить; когда они говорят, никого не прерывают. То есть уважение у суда к адвокатуре просто несравнимое с нашим — как небо и земля. Иногда даже появлялось такое ощущение, что адвокаты в данном суде главные. Например, адвокат позволил себе стучать кулаком по кафедре.

И что интересно, в мантии все: судьи, прокуроры, адвокаты. Нет ощущения, как у нас: судья в мантии, прокурор в форме, а адвокат как будто с улицы пришел погулять, обычный гражданин.

— Как сообщалось, юристы со стороны Украины были отстранены от процесса. Это так?

— Так, и это была достаточно забавная картина. Адвокаты Аблязова представили суду документы, что никаких полномочий у этих адвокатов (фирмы Winston & Strawn) выступать от имени государства Украина нет. И что Мельник, украинский следователь, который ведет это дело в Украине, выдал незаконное разрешение. Суд документы посмотрел, потом удалился и в итоге отказал адвокатам в праве представлять Украину.

Тогда они попытались привлечь в качестве свидетеля женщину, которая представилась почетным консулом Украины. Как я понял, эта женщина живет во Франции и говорит по-русски, но не является гражданкой Украины, и в какой-то момент ее поймали на том, что она не смогла перевести с украинского языка, она украинский язык не знает. Суд решил, что никакого официального отношения к Украине она тоже не имеет, поскольку почетный консул не является, так сказать, официальным государственным лицом.

— А вообще это было открытое заседание?

— Да. Причем, несмотря на просто сумасшедшую охрану именно Аблязова, вся процедура входа в суд заключается в том, что вы проходите через металлоискатель и приставы, которые стоят рядом с ним, тщательно проверяют вашу сумку. Никто у вас не просит документов, не спрашивает, на какой процесс вы пришли. Это никого не волнует. На меня это сильное впечатление произвело.

Я видел, что уже в конце процесса по Аблязову в зал зашли, видимо, студенты старших курсов юрфака или стажеры. Они просто тихо прошли и сели на скамейки, смотрели и слушали процесс. Смотришь на это, вспоминаешь наши казахстанские суды, и грустновато становится.

— Кто еще, кроме вас, был на процессе?

— Была дочь Аблязова Мадина, его сестра с мужем, еще одна родственница, адвокат Марк Фейгин из России, представители фонда «Открытый диалог» из Польши и правозащитница из Украины.

— О чем шла речь во время процесса?

— Началось все с того, что адвокаты доказывали необходимость смягчения меры пресечения. Суд отложил решение этого вопроса на 6 октября.

Дальше рассматривался запрос Украины на экстрадицию. Это было достаточно долго. Адвокаты рассказывали о политических процессах, которые идут на постсоветском пространстве. Они говорили об Украине и России, о Казахстане, о власти в Казахстане.

Судьям было интересно слушать.

И очень сильно выступал Мухтар Аблязов: с одной стороны, рассказывал историю вопроса, с другой — опровергал обвинение. Потому что запрос был основан на обвинении его в преступлениях, которые он якобы совершил в Украине. Он доказывал, что ничего там не совершал и что обвинение не имеет под собой никаких оснований.

Я не знаю всей фабулы дела, но его аргументы были достаточно сильными в отличие от аргументов прокурора, которая не вдавалась в содержательную часть и просто говорила, что есть гарантия от Украины, которая гарантирует ему справедливое судебное разбирательство и обещает, что не будет пыток. Адвокаты, кстати, в ответ на это напомнили про Минскую конвенцию, которая была подписана Россией и Украиной и по которой Украина может передать Аблязова Казахстану, и эти гарантии ничего не будут значить.

В общем, адвокаты говорили о политической составляющей, и сам Мухтар Аблязов очень подробно рассказывал о создании ДВК, о том, что с ним потом произошло, о банке и прочее.

Судья, кстати, задал Мухтару очень серьезный вопрос, почему он считает, что сейчас ему в Украине что-то угрожает, если там сменилась власть. Аблязов ответил: «А почему вы считаете, что все сменилось? Это долго еще будет меняться, ведь во власти остались те же люди. Тот же Порошенко был министром при Януковиче, так что это еще не конец, это только начало. Система пока достаточно инерционна, сейчас у нее другие проблемы».

Адвокаты, в свою очередь, говорили о том, что Франция как цивилизованная демократическая страна просто не может себе позволить выдавать людей туда, где нет демократии и верховенства права. И вы не можете себе представить, как они выступали! Один из них выступал 1 час 10 минут. Я не очень понимал то, что мне переводили, но это был театр одного актера. Это такие эмоции!

«Надеюсь на лучшее!»

Не менее эмоционально и в то же время с большей долей оптимизма оценил судебное разбирательство в Лионе российский адвокат Марк Фейгин, специально прилетевший на Лионский процесс из Москвы.

«Судья впервые начал выслушивать политические аргументы защиты и самого Мухтара Аблязова. И слушал с огромным интересом. О том, каким преследованиям подвергался Аблязов в Казахстане, как он уже сидел в тюрьме и других обстоятельствах. До этого все политические аргументы отвергались с порога», — рассказал нам г-н Фейгин.

Порадовало адвоката и отношение судьи к адвокатам со стороны Украины.

«Судья стала задаваться очевидным вопросом: почему после смены власти Украина не отозвала запрос? И это очень важная смена настроений, которая была видна в зале суда невооруженным взглядом», — заметил адвокат.

«Суд принял решение отказать фирме Winston & Strawn в праве представлять государственные интересы Украины. Там была консул Украины во Франции — француженка. Но она сразу заявила, что не может заниматься юридической стороной дела. Поэтому заниматься этим пришлось самой прокуратуре, и ей пришлось нелегко», — раскрыл некоторые подробности судебного заседания Марк Фейгин и напомнил, что юридическая фирма Winston & Strawn была нанята представлять интересы Украины в деле Аблязова во Франции не без помощи казахстанского БТА банка.

В результате, по мнению Марка Фейгина, в зале суда сложилась абсолютно живая атмосфера. «Суд мог выслушать все аргументы защиты Аблязова. С большим вниманием. И у меня очень оптимистичные прогнозы», — сообщил адвокат, заметив, что «с Россией все может оказаться еще хуже. Гарантии безопасности Мухтару Аблязову Россия представить во французском суде не сможет. Это факт».

В завершение добавим, что решение суда по запросу Украины будет озвучено 24 октября. А 17 октября Мухтару Аблязову предстоит рассмотрение по экстрадиционному запросу уже от России. И 6 октября, то есть уже на днях, суд рассмотрит ходатайство адвокатов политика перевести его под домашний арест под залог в 100 тысяч евро, ведь Мухтар Аблязов находится в тюрьме уже 14 месяцев.

Источник: Публикация в номере «Газеты новостей» от 3.10.2014; ablyazov.org

Подробнее о

Похожие галереи

Другие новости по теме

НОВОСТИ

Страна Австрия Европа Испания Испания, Италия Казахстан Казахстан, Казахстан, Украина, Франция, Россия Казахстан, Франция, Литва Польша Россия Украинa, Украина Франция Франция, Чехия, Чешская республика Тема Amnesty International Audiencia Nacional Corbas El Pais HRW i-link Kazaword Mediapart non-refoulement principle Аблязов Аблязов Аблязова Аиарца Алга! Алиев Алуа Альфано амнистия арест арест Атабаев Байдалинова Балгин Блэр Бони Браудер БТА Банк Валенса Валльс Вальс выдача Ганнушкина Генеральная прокуратура Украины Гигу Гомес Государственный совет Франции Грибаускайте Грилло Грунис Гузырь Движение пяти звезд декабристы Дельво Дельво-Штерес Демократический выбор Казахстана депортация депутаты депутаты Европарламента диктатор Дуванов Дуда Европейский союз ЕС ЕСВД Есергепов Жанаозен жестокое обращение Жовтис задержание Здеховский Ильяшев и Партнеры Импрота Интерпол Испания ИТАР-ТАСС Казахгейт Казахстан Каспаров Касько Келам Кетебаев Козлов Козлова Козловская Компания Корба коррупция Крамек Лауристин Легра Лион Литва лоббисты Назарбаева Мадинa Аблязовa Мадина Мадина Аблязова международная защита Министерство иностранных дел Могерини Московская Хельсинская Группа Мухортова Назарбаев Национальный превентивный механизм несправедливый суд Обращение ОБСЕ Олбрыхт Олланд Опасность оппозиция Открытый Диалог Павел Свобода Павлов Параскевич ПАСЕ политическое преследование политическое убежище Польско-казахстанский экономический форум Пономарев правa человека права человека правозащитники приватизация принцип «non-frustration» процесс пытки Ренци Ринальди Российская Федерация Россия Салас Самрук-Казына Сантер Санчес Сариуш-Вольский Сариуш-Вольский Саркози Свенцицкий Свобода Семья Мухтарa Серра следователь Ходаковский Соболев Соглашение о партнерстве и сотрудничестве СПС статус беженца суд Таубира Трофимов Тун Турусбекова Украина Уяздовский Фабиус Фейгин Франция Холл Храпунов члены ПАСЕ Чувара Шалабаев Шалабаева Шодиев Шокин Штетина Экс-ан-Прованс экстрадиция Эштон Юнкер
  • Мировая реакция