Аблязов: Не я украл, это у меня украли – банк, деньги и репутацию
© mukhtarablyazov.org 10.12.2014

Мухтар Аблязов обратился с открытым письмом к Сергею Дуванову, казахстанскому журналисту и правозащитнику. В своем письме он сообщает, среди прочего, о деталях обвинений, выдвинутых в его адрес Акордой, а также причины, почему он покинул территорию Великобритании.

«Это не я украл, это у меня украли – банк, деньги и репутацию. Также я хочу объяснить, почему я уехал из Англии, и кто и какими способами охотился за мной и моей семьей на Западе», – пишет в письме Аблязов. При этом он поблагодарил Дуванова за поддержку и оценку политической деятельности бывшего председателя БТА Банка. Дуванов уже заявил, что проанализирует письмо и даст на него ответ.

Дуванов был редактором информационного бюллетеня, посвященного соблюдению прав человека в Казахстане. Из-за журналистской деятельности его многократно арестовывали и предъявляли обвинения – в том числе, в оскорблении чести президента Назарбаева. Это именно он раскрыл аферу Казахгейт, обвиняя известных деятелей в получении взяток и хранении денег на счетах в швейцарских банках.

Открытое письмо Мухтара Аблязова Сергею Дуванову 

Уважаемый Сергей!

Я очень благодарен Вам за Вашу поддержку и оценку моей деятельности в политике. Зная Вас как честного и принципиального журналиста, хотел бы дать свои объяснения по поводу выдвинутого Астаной обвинения меня в том, что я «вывел свои деньги из БТА». Также хочу объяснить, почему я уехал из Англии и кто и какими способами охотился за мной и моей семьей на Западе.

Войну, которую развязал против меня Назарбаев, не получится уложить в пару страниц легко читаемого текста. Пожалуй, такого грязного, бессмысленного и дорогостоящего политического преследования в новой истории не было. Поэтому мое открытое письмо будет состоять из двух частей.

В первой части я остановлюсь на ситуации с БТА банком и обвинениях в мой адрес.

Начну с того, что ситуация с БТА банком совершенно не такая, как ее старается представить Астана. В реальности правительство Казахстана силой захватило принадлежащий мне банк, который до этого безукоризненно выполнял все свои обязательства. Хочу этот факт особо выделить: при мне не было жалоб ни от кредиторов, ни от вкладчиков, ни от клиентов банка. Дефолт наступил после того, как в банк зашли правительство и госфонд «Самрук-Казына». Именно после силового захвата банка на рынке началась паника, и вкладчики за один месяц забрали у банка сразу 2 миллиарда долларов, а кредиторы потребовали досрочного погашения около 12 миллиардов долларов.

При этом требования кредиторов были вполне законными. В инвестиционных договорах был пункт о праве кредиторов требовать досрочного возврата средств в случае несогласованной с ними смены собственника банка. Так и произошло. Если бы правительство не захватило БТА, то банк продолжал был исполнять свои обязательства.

То, что это был захват, подтверждается хронологией событий, связанных с банком в 2009 году накануне его захвата, и тем, как это было преподнесено Астаной общественности. 

В четверг вечером (29 января 2009 года) в астанинский филиал банка (даже не в головной офис в г. Алматы, где также находилось Агентство Финансового Надзора (АФН)) пришел факс от АФН с требованием сформировать за один день дополнительный капитал в размере 3 миллиардов долларов.

Оцените эту цифру и сопоставьте со сроком - один день. Ни один банк в мире, даже самый крупный, был бы не в состоянии выполнить такое требование! Не случайно АФН прислал это письмо не в головной офис банка, а в его филиал. Не думаю, что им было стыдно. Но то, что это было безумное требование, они не могли не понимать. 

Тем не менее на следующий день, в пятницу, в соответствии с требованием АФН акционеры банка принимают решение увеличить капитал банка на 25%. Но уже в воскресенье правительство во главе с премьером Каримом Масимовым выносит решение о национализации БТА и в понедельник насильно захватывает банк. Другими словами, у акционеров банка не оставалось ни единого шанса. 

Между тем стоимость БТА на момент захвата, по оценкам английских экспертов, составила   12 миллиардов долларов(оценка на конец 2008 года). Я сам оценивал его в несколько меньшую сумму, но не менее 10 миллиардов долларов. И заслуга в том, что банк столько стоил, была моя и моей команды, но не Астаны!

Еще в мае 2005 года, когда я вернулся в Казахстан и стал председателем Совета директоров БТА банка, его капитал составлял около 500 миллионов долларов. К началу 2009 года капитал банка вырос до 4 миллиардов долларов. То есть за 3,5 года моего руководства БТА капитал банка увеличился на 3,5 миллиарда долларов. Эта цифра говорит сама за себя.

С 2005 по 2007 годы банк заработал один миллиард долларов. И только по итогам 2007 года банк заработал чистыми 537 миллионов долларов. Все эти деньги я как владелец банка мог совершенно законно выплатить себе в качестве дивидендов. Но не выплатил - оставил в банке. Вся прибыль пошла на увеличение собственного капитала БТА. Кроме того, я привлек в капитал еще около 2,5 миллиардов долларов. Поэтому на тот момент, когда банк у меня забрали, капитал БТА составлял 4 миллиарда долларов. Вся эта сумма досталась режиму Назарбаева.

В 2008 году мы обнародовали новую стратегию развития: БТА должен был стать глобальным мировым банком и войти в течение 15 лет в число ведущих банков мира. Нашим консультантом по реализации этой идеи стал ведущий банк мира HSBC. Это был вполне реальный план, и уже в июне 2008 года международные эксперты признали БТА одним из быстроразвивающихся банков мира. К этому времени мы стали крупнейшим частным банком СНГ и вошли в число ведущих 173 банков мира. По размерам нас опережали только три государственных банка в России - Сбербанк, «ВТБ» и «Газпромбанк». БТА был удостоен множества международных наград. 

Я считал, что банковская деятельность - это мой основной бизнес, и значительные средства, которые я зарабатывал в других сферах бизнеса, я инвестировал в БТА. Захватив банк, Назарбаев разрушил все эти планы. А теперь он и его окружение рассказывают всему миру о том, что я «украл деньги». Я верил, что смогу реализовать планы по развитию БТА, но у меня украли и банк, и деньги, и репутацию. 

Кроме банка в Казахстане у меня было много другого разного бизнеса, который также захватили и разрушили. И стоимость этого бизнеса была тоже внушительной.

Теперь об обвинениях от власти, в которые многие верят. Что неудивительно. Почти все СМИ в стране контролирует власть, и пропаганда внедряет в сознание людей то, что считает нужным. Да и средства на борьбу со мной потрачены огромные. Только на иски в британских судах и на всевозможных лоббистов и сыщиков в разных странах Назарбаев потратил уже более одного миллиарда долларов. К войне против меня подключили даже бывшего премьер-министра Великобритании Тони Блэра. Насколько же слабы аргументы казахстанских властей, если им в борьбе со мнойнужны такие силы. Попробуйте сами оценить общий масштаб потерь, учитывая, что за это время БТА мог стать настоящим флагманом экономического роста страны.

Каким образом власти в Астане аргументируют свои обвинения в мой адрес при очевидной их абсурдности?

Приведу первый пример.

Банк, контролируемый и направляемый Назарбаевым, обвинил меня в том, что БТА дал кредиты компаниям, в которых у меня был интерес, т. е. я якобы был собственником этих компаний. И национализированный банк посчитает, что в соответствии с действующим законодательством Казахстана эти сделки должен был дополнительно утверждать Совет директоров банка, в котором я был председателем. А так как такого формального согласования у Совета директоров не было, значит, кредиты были выданы незаконно, это мошенничество, и банк (захваченныйправительством) посчитал, что я лично обязан вернуть всю сумму выданных кредитов с процентами и штрафами.

Интересно, что спор в Англии должен был рассматриваться по казахстанскому законодательству. Но никаких нарушений по казахстанским законам не было. У банка не было в поддержку своих аргументов ни одного учредительного документа, доказывающего мое владение. Просто набор бездоказательных обвинений, предположений, допущений и рассуждений.

Такие «обвинения» были необходимы лишь для того, чтобы запустить серию гражданских юридических процессов в суде в Лондоне и измотать меня экономически. В борьбе против меня использовали ресурсы всей страны. Единственной целью этих исков было то, чтобы у меня не было времени на борьбу с режимом Назарбаева, чтобы я увяз в судах, отбиваясь от судебных исков. 

Пример второй.

Суд в Англии по рассмотрению исков БТА против меня по существу так и не состоялся. Все эти годы шли споры между мной и БТА (захваченным Назарбаевым) о моих активах, замороженных британским судом. Выяснялось, что это за активы, есть ли другие, все ли активы заморожены, как я управляю ими, как даю инструкции по управлению менеджменту, не нарушаю ли я приказы судьи о замораживании. Три года шла процедурная борьба по этому вопросу, но не по сути иска.

В результате массы юридических уловок британский суд не допустил меня к основному процессу по рассмотрению исков БТА по существу, так как судья настаивал, чтобы я признал его выводы о том, что я якобы скрыл от него некоторую информацию о моей собственности, а также чтобы я вернулся в Великобританию. Судья решил, что я проявил к нему неуважение, и за это присудил мне 22 месяца тюрьмы. С этим я не согласился, и меня лишили права на защиту в суде и присудили в 2012 году поражение без рассмотрения исков по существу. 

Хочу обратить внимание: если бы банк предъявил иски на 100 миллиардов долларов, то суд признал бы автоматически и эти 100 миллиардов, хотя все кредиты Банка составляли около 19 миллиардов долларов. Но суть исков, их справедливость и достоверность суд Лондона не рассматривал. Поражение присудили за мой отъезд из Англии, откуда я был вынужден уехать из-за серьезных угроз лично мне и моей семье.

Сейчас я подал жалобу на решение о лишении меня права на защиту в Страсбургский суд.

Пример третий.

Банк заявляет о требованиях в Великобритании на 6 миллиардов долларов, но в европейской прессе режим заявлял о 15—16 миллиардах долларов. В России по заказу Казахстана по НТВ прошел репортаж, что я вывел 100 миллиардов долларов. Главное в этой лживой пропаганде - составить мнение, что речь идет о десятках миллиардов долларов. Чем чудовищнее ложь, как говорил Геббельс, тем легче в нее поверить.

Пример четвертый.

Интересно, что из 4 миллиардов долларов, присужденных банку только благодаря тому, что меня лишили возможности участвовать в судебном процессе, около 2 миллиардов приходится на проекты банка, профинансированные в Казахстане. Все залоги по этим выданным кредитам находятся у банка в виде сотен готовых квартир, земель и т. д. Банк мог еще в 2009 — 2010 годах эти объекты или продать, или развить, выручив больше, чем выданная сумма кредита. Но банк специально (с помощью команды от спецслужб Казахстана) с 2009 года парализовал деятельность этих компаний, разрушив их бизнес. Многие люди пострадали, попали в тюрьмы. Причем некоторые кредиты, исчисляемые миллиардами тенге, были погашены, но директоров обвинили в участии в ОПГ (организованнойпреступной группе) и все равно посадили в тюрьму.

На эти кредиты, выданные в Казахстане различным компаниям, накручивались пени, штрафы. Залоги находились в банке, а я, как теперь выясняется, лично должен еще дополнительно выплатить банку все эти кредиты со штрафами. Банк предъявил иск в Великобритании на сумму 2 миллиарда долларов, фактически скрывая, что все имущество находится у них в залоге и часть кредитов погашена. Другими словами, банк хочет, чтобы я сверх этих обеспеченных кредитов выплатил еще 2 миллиарда нарисованных сумм.

Но в Англии, повторюсь, никто не вникал и не рассматривал суть исков против меня, суда по существу требований просто не было. Мне заочно присудили поражение, не допустив к суду. Тем не менее казахские власти везде заявляют, что британский суд доказал мою вину. Это не так. Я много раз это объяснял, но трудно бороться с государственной пропагандой, когда власть в Казахстане контролирует все СМИ и телевидение, тратит огромные средства на пропаганду за рубежом, нанимает огромное количество лоббистов по всему миру. 

Конечно, были проекты, в которых я был косвенным акционером. Но я не был акционером по казахстанскому законодательству, когда собственность признается при прямом юридическом оформлении. Я в таких проектах не был юридически оформлен по законам Казахстана и не был обязан получать никаких разрешений у Совета директоров БТА банка. Если бы это было нужно по закону, разве бы заемщики не получили бы эти разрешения, учитывая, что финансируемые проекты были очень экономически выгодными и целесообразными? 

Например, башня «Евразия» в Москве. Высота здания — 300 метров, 75 этажей. Самая высокая стальная конструкция в Европе. В 2006 году этот проект вошел в список 12-ти лучших проектов мира, заняв шестое место! У меня там была 50-процентная доля собственности. Юридически собственность была оформлена на моего партнера, так как я все время опасался нападения на мою собственность со стороны Назарбаева.

Качество этого проекта оценил Сбербанк России, открыв кредитную линию на строительство башни на общую сумму 500 миллионов долларов. К 2009 году из этих денег на строительство было потрачено 170 миллионов долларов. Кредит в самом БТА составлял 100 миллионов долларов. Все залоги были у Сбербанка, так как Сбербанк России взял на себя обязательство профинансировать строительство до полного завершения. 

Понятно, что после завершения строительства (которое планировалось к 2010 году) БТА смог бы легко вернуть все инвестированные деньги. К началу 2009 года из 75 этажей было построено уже 45. И это несмотря на кризис, ударивший по проектам недвижимости во всем мире. В Москве в тот момент строительство крупных проектов было фактически прекращено, но «Евразия» продолжала строиться. Эксперты оценивали рыночную стоимость этого проекта после завершения строительства в размере свыше 2 миллиардов долларов. Похожий проект в Нью-Йорке стоит 3 миллиарда долларов.

Назарбаев поручил БТА разваливать мой бизнес, не считаясь с потерями банка. В результате на Сбербанк России было оказано колоссальное давление, чтобы вынудить его прекратить дальнейшее финансирование. Под давлением Казахстана Сбербанку России пришлось пойти на нарушение своих обязательств. Сбербанк остановил финансирование почти на 2 года, а затем просто забрал весь этот проект у меня, продав российским собственникам через процедуру банкротства. БТА договорился с новыми собственниками, чтобы они вернули полученный на строительство «Евразии» кредит. Но в Англии представители банка эту информацию не предоставили в суд, а требовали от меня погашение кредита.

Кроме того, я вложил в этот проект более 100 миллионов долларов своих личных денег, которые пошли на выкуп 50-процентной доли у других акционеров. Эти деньги также пропали в результате конфискации имущества, проведенной Сбербанком России. 

Но Назарбаева расходы и убытки БТА банка не интересуют. Назарбаев и его окружение решают политическую задачу - уничтожить меня как оппонента Акорды. И ликвидировать на корню саму возможность поддержки политической оппозиции в Казахстане. Поэтому Казахстан потратил свыше одного миллиарда долларов и готов потратить еще любые деньги, чтобы добиться моего уничтожения.

Я отказался передать Назарбаеву контроль над БТА банком, продолжал поддерживать оппозицию и гражданское общество и поэтому подвергся такому масштабному преследованию. Разграблению подверглись не только мои банковские активы, но и весь мой бизнес в различных странах.

В 2005 — 2008 годах, когда я работал в БТА, Назарбаев искал разные возможности, чтобы отобрать мой бизнес. Что только он не придумывал. Например, он оказывал на меня сильное давление, требуя, чтобы я легализовал крупные средства в Казахстане. Мне он объяснял это тем, что вышел специальный закон о легализации капитала и я его должен поддержать. Иначе получалось, что свои деньги легализовали бы только Назарбаев, члены его семьи и его ближайшее окружение, как он мне сам говорил. Это ему не нравилось. 

Но я считал, что если выполню его требование и буду действовать по закону о легализации, то Назарбаев использует это против меня. В законе говорилось, что если следственные органы решат, что этот капитал незаконный, то легализация считается незаконной. То есть Назарбаев хотел, чтобы я легализовал деньги, а затем следователи обвинили бы меня в незаконном происхождении капитала и посадили бы в тюрьму.

Поэтому в 2007 году я официально показал свой доход в размере 200 миллионов долларов, и заплатил подоходный налог 20 миллионов долларов в бюджет страны. То есть я не использовал закон о легализации, а открыто показал свой доход и заплатил налоги. Впоследствии казахстанские следователи пытались инкриминировать мне нарушения, как я и подозревал. Но они не ожидали, что я не легализую эти деньги по криминальному закону Назарбаева, а отражу их как доход от предпринимательской деятельности.

И таких способов, чтобы найти повод посадить меня в тюрьму, Назарбаев придумывал много. В конечном итоге и был захвачен банк, когда все другие способы оказались исчерпанными.

Я переоценил разумность Назарбаева, не учел, что к 2009 году он уже потерял способность оценивать риски, полностью попав в плен своего окружения, которое могло только льстить ему и вводить в заблуждение. Отсутствие политической конкуренции и абсолютная власть полностью лишили его здравого смысла. Пытаясь получить контроль над БТА банком, он закрыл финансовые рынки мира для всех других банков страны. Полностью подорвана репутация банковской системы Казахстана как лучшей в СНГ. А ведь до 2009 года это так и было. России же удалось устоять в 2009 году. И не только России, даже экономически слабой Украине! И все это произошло из-за патологической жадности Назарбаева и его патологического желания контролировать всех и вся. 

Все это было очевидным. Я ему говорил обо всех этих рисках при личной встрече, писал конфиденциальные аналитические записки. Назарбаев осознал это только в марте 2009 года, когда цены на нефть упали до 45 долларов за баррель. Тогда он был в панике и умолял меня вернуться. Он говорил, передавая мне это через своих переговорщиков, что боится, что экономический кризис приведет к политическому кризису, как в Украине.

Но цены на нефть тогда быстро восстановились до 80 долларов за баррель, и Назарбаев опять стал глух, считая, что у страны будет много нефтяных денег и их можно не считать в борьбе со своим политическим оппонентом. 

Я понес огромные убытки, которые нанес мне Назарбаев со своим окружением, используя политические силы России, Украины и других стран. Свои расходы БТА банк, контролируемый правительством, не считает - для Астаны это не имеет значения.

Поэтому ошибаются и те, кто заявляет, что я «вывел деньги из банка», и те, кто считает, что я якобы «взял свое». Именно мне режим Назарбаева нанес огромный и непоправимый ущерб. 

С уважением,

Мухтар Аблязов

Источник: respublika-kaz.info

Подробнее о

Похожие галереи

Другие новости по теме

НОВОСТИ

Страна Австрия Европа Испания Испания, Италия Казахстан Казахстан, Казахстан, Украина, Франция, Россия Казахстан, Франция, Литва Польша Россия Украинa, Украина Франция Франция, Чехия, Чешская республика Тема Amnesty International Audiencia Nacional Corbas El Pais HRW i-link Kazaword Mediapart non-refoulement principle Аблязов Аблязов Аблязова Аиарца Алга! Алиев Алуа Альфано амнистия арест арест Атабаев Байдалинова Балгин Блэр Бони Браудер БТА Банк Валенса Валльс Вальс выдача Ганнушкина Генеральная прокуратура Украины Гигу Гомес Государственный совет Франции Грибаускайте Грилло Грунис Гузырь Движение пяти звезд декабристы Дельво Дельво-Штерес Демократический выбор Казахстана депортация депутаты депутаты Европарламента диктатор Дуванов Дуда Европейский союз ЕС ЕСВД Есергепов Жанаозен жестокое обращение Жовтис задержание Здеховский Ильяшев и Партнеры Импрота Интерпол Испания ИТАР-ТАСС Казахгейт Казахстан Каспаров Касько Келам Кетебаев Козлов Козлова Козловская Компания Корба коррупция Крамек Лауристин Легра Лион Литва лоббисты Назарбаева Мадинa Аблязовa Мадина Мадина Аблязова международная защита Министерство иностранных дел Могерини Московская Хельсинская Группа Мухортова Назарбаев Национальный превентивный механизм несправедливый суд Обращение ОБСЕ Олбрыхт Олланд Опасность оппозиция Открытый Диалог Павел Свобода Павлов Параскевич ПАСЕ политическое преследование политическое убежище Польско-казахстанский экономический форум Пономарев правa человека права человека правозащитники приватизация принцип «non-frustration» процесс пытки Ренци Ринальди Российская Федерация Россия Салас Самрук-Казына Сантер Санчес Сариуш-Вольский Сариуш-Вольский Саркози Свенцицкий Свобода Семья Мухтарa Серра следователь Ходаковский Соболев Соглашение о партнерстве и сотрудничестве СПС статус беженца суд Таубира Трофимов Тун Турусбекова Украина Уяздовский Фабиус Фейгин Франция Холл Храпунов члены ПАСЕ Чувара Шалабаев Шалабаева Шодиев Шокин Штетина Экс-ан-Прованс экстрадиция Эштон Юнкер
  • Мировая реакция